Preview

Остеопороз и остеопатии

Расширенный поиск

УРОВЕНЬ ВИТАМИНА D У ЛИЦ СТАРШЕ 50 ЛЕТ, ПОСТОЯННО ПРОЖИВАЮЩИХ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН, В ПЕРИОД МАКСИМАЛЬНОЙ ИНСОЛЯЦИИ

https://doi.org/10.14341/osteo201517-9

Полный текст:

Аннотация

Цель. Изучить уровень витамина D в период максимальной инсоляции у лиц, старше 50 лет, постоянно проживающих в Республике Башкортостан и сравнить с результатами исследования в период минимальной инсоляции. Материалы и методы. В период максимальной инсоляции у 175 человек старше 50 лет, постоянно проживающих в городе (Уфа) и сельской местности (Аскинский, Бурзянский, Илишевский, Кугарчинский районы) Республики Башкортостан, проведены исследования уровней 25(ОН)-D и паратиреоидного гормона (ПТГ) методом непрямого твердофазного иммуно-ферментного анализа. Результаты. Показано, что старшие возрастные группы населения республики Башкортостан даже в период максимальной инсоляции характеризуются высокой частотой гиповитаминоза и дефицита витамина D. В период максимальной инсоляции происходит повышение уровня витамина D, при этом у жителей сельской местности оно выражено сильнее. Уровень витамина D и ПТГ в период максимальной инсоляции не зависит от пола, а также не различается у сельского и городского населения. В целом полученные результаты свидетельствуют, что проблема дефицита витамина D у лиц старшего возраста сохраняется даже в период максимальной инсоляции.

Для цитирования:


Нурлыгаянов Р.З., Сыртланов Э.Р., Минасов Т.Б., Борисов И.В. УРОВЕНЬ ВИТАМИНА D У ЛИЦ СТАРШЕ 50 ЛЕТ, ПОСТОЯННО ПРОЖИВАЮЩИХ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН, В ПЕРИОД МАКСИМАЛЬНОЙ ИНСОЛЯЦИИ. Остеопороз и остеопатии. 2015;18(1):7-9. https://doi.org/10.14341/osteo201517-9

For citation:


Nurlygayanov R.Z., Syrtlanov E.R., Minasov T.B., Borisov I.V. THE LEVEL OF VITAMIN D IN PEOPLE OLDER THAN 50 YEARS RESIDING IN THE REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN IN THE PERIOD OF MAXIMUM INSOLATION. Osteoporosis and Bone Diseases. 2015;18(1):7-9. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/osteo201517-9

Эпидемиологические исследования уровня ви-£ тамина D в настоящее время сохраняют свою аюу-» і альность, вследствие его высокой физиологической Щ Ш значимости. Дефицит витамина D лежит в основе 11 развития большого числа заболеваний и патоло- _гических состояний, перечень которых постоянно расширяется [1-3]. Сегодня известно, что дефицит витамина D сказывается не только на состоянии опорно-двигательной системы, вызывая такие заболевания как рахит, остеопороз и остеомаляция, но и повышает риск развития сердечнососудистых заболеваний, сахарного диабета, а также влияет на состояние иммунной системы и способствует развитию патологических состояний во время беременности [4-9]. Особое значение имеет профилактика дефицита витамина D у пожилых пациентов, так как это состояние является дополнительным фактором риска падений и травм, зачастую с тяжелым исходом [1, 10-12]. Недостаточность витамина D является актуальной проблемой для данной возрастной группы, так как с возрастом снижается эффективность полноценного синтеза этого витамина в коже, а кроме того пожилые люди большую часть времени находятся в помещении [2]. Согласно литературным данным уровень витамина D после 65 лет может снижаться более чем в 4 раза [1]. Ранее нами было проведено исследование уровня витамина D в период минимальной инсоляции среди населения республики Башкортостан [13]. Было обнаружено, что нормальный уровень витамина D имели только 18 % обследованных лиц, 33 % имели его умеренный, а 6 % - тяжелый дефицит. Таким образом, проблема профилактики дефицита витамина D является высоко актуальной для старшей возрастно группы населения республики Башкортостан, теорритория которой находится в условиях недостаточной среднегодовой инсоляции. ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ Изучение уровня витамина D в период максимальной инсоляции у лиц, старше 50 лет, постоянно проживающих в Республике Башкортостан и сравнение полученных результатов с данными, полученными для периода минимальной инсоляции. МА ТЕРИАЛЫ И МЕ ТОДЫ В период с 15 по 31 марта 2014 г. у 175 человек (62 мужчин и 113 женщин) старше 50 лет (средний возраст 67,6±0,7 года), постоянно проживающих в городской и сельской местности Республики Башкортостан, был проведен забор крови для исследования уровней 25(ОН^. Кроме того у каждого одновременно исследовался уровень паратиреоид-ного гормона (ПТГ). Лабораторные исследования были выполнены в диагностической лаборатории клиники Башкирского государственного медицинского университета (Уфа) методом непрямого твердофазного иммуноферментного анализа с использованием наборов: 25 - Hydroxy Vitamin D EIA производства Immunodiagnostics systems (США) и PTH ELICA DRG instruments Gmbh (Германия). Диагностические критерии дефицита витамина D, определенные в соответствии с литературными данными, соответствовали, использованным в предыдущей работе [13]. Уровень 25(ОН)^ 100 нмоль/л и более расценивался как норма, 50-100 нмоль/л - гиповитаминоз, 25-50 нмоль/л - легкий дефицит витамина D, 12,5-25 нмоль/л - умеренный дефицит, ниже 12,5 нмоль/л - как тяжелый дефицит витамина D. За нормальные значения по рекомендации производителя реактивов для ПТГ был принят интервал от 11,0 до 72 пг/мл. РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ В проведенном нами исследовании впервые был определен уровень витамина D у жителей Республике Башкортостан в период максимальной инсоляции. Средний уровень 25(OH)D у жителей республики составил 57,1±1,5 нмоль/л (у мужчин - 58,6±14,2 нмоль/л, женщин - 56,3±2,1 нмоль/л). Среди городского населения этот показатель был равен 55,5±1,4 нмоль/л (у мужчин 56,9±2,6, женщин - 54,7±2,6), а у жителей сельской местности - 59,2±2,8 нмоль/л (у мужчин 60,6±2,4, женщин - 59,1±4,3) (табл. 1). Пограничные уровни составили 18,8-123,8 нмоль/л. Таким образом, даже в период максимальной инсоляции средний уровень витамина D у жителей Башкортостана старше 50 лет соответствует состоянию гиповитаминоза, который выявляется у 62% обследованных лиц (71% городских и 57% сельских жителей), тогда как уровень витамина D, превышающий 100 нмоль/л, то есть соответствующий показателям нормы, был выявлен всего у 4% обследованных (1% - городское население, 8% - сельское население) (табл.2). В то же время следует отметить, что в период максимальной инсоляции не было выявлено лиц с тяжелым дефицитом вита- мина D, тогда как в период минимальной инсоляции их доля в группе обследованных сельских жителей составляла 14%. Средний уровень ПТГ у жителей республики составил 42,1±2,27 пг/мл (у мужчин - 36,9±2,3 пг/мл, женщин - 44,7±3,1). Среди городского населения этот показатель был равен 41,8±3,3 пг/мл (у мужчин 36,6±3,6, женщин -44,5±4,7), а у жителей сельской местности - 42,5±2,6 пг/мл (у мужчин 38,3±2,9, женщин - 45,2±3,8) (табл. 1). Нами не было выявлено статистически достоверных различий согласно результатам двухвыборочного t-теста по уровню 25(OH)D или по уровню ПТГ между группами городского и сельского населения, а также между группами мужчин и женщин. Ранее мы обнаружили, что в период минимальной инсоляции уровень витамина D у городских жителей примерно в два раза превышает этот показатель у сельских жителей [13]. Сравнивая данные, полученные для периода минимальной и максимальной инсоляции, следует отметить, что в период максимальной инсоляции уровень витамина Д повышается, как у городских, так и у сельских жителей, однако у сельских жителей этот показатель изменяется в большей степени (рис. 1). Отсутствие статистически достоверных различий между мужчинами и женщинами по уровню витамина Д и паратгормона согласуется с данными, полученными в период минимальной инсоляции [13]. Ранее нами было показано наличие значимых различий между возрастными группами старше 60 лет по зависимости уровня 25(OH)D от возраста обследованных в период минимальной инсоляции [13]. В период максимальной инсоляции эти различия сглаживались. В группе городских жителей достоверно отличалась от групп младшего возраста по уровню 25(OH)D и ПТГ только группа лиц старше 80 лет (табл. 3). В группе сельских жителей достоверных различий между возрастными группами по уровню ПТГ не было выявлено, а по уровню 25(OH)D достоверно отличались группы в возрасте 70-79 лет и в возрасте старше 80 лет (табл. 4). Следует отметить, что данные различия между выборками определялись различиями в уровне 25(OH)D у женщин разного возраста, тогда как у мужчин разного возраста эти различия отсутствовали. Наряду с этим в период максимальной инсоляции отрицательная корреляционная связь между уровнем 25(OH)D и возрастом приобретала более выраженный характер, по сравнению с периодом минимальной инсоляции (рис. 2). Коэффициент корреляции в период максимальной инсоляции составлял -0,512 (р<0,001) в сравнении с г=-0,366 в период минимальной инсоляции. В период максимальной инсоляции сохраняется отрицательная корреляционная связь между уровнем 25(OH)D и уровнем ПТГ (г = -0,374, р<0,001) (рис. 3). Таблица 1 Средние значения уровня витамина Д и паратгормона у городских и сельских жителей Республики Башкортостан Показатели Городское население сельское население Всего муж n=33 жен n=64 Всего n=97 муж n=29 жен n=49 всего n=78 муж n=62 жен n=113 всего n=175 Возраст, лет, среднее 63,7±1,8 70,0±1,1 67,9±1,0 64,9±1,4 68,3±1,6 67,2±1,2 64,3±9,2 69,4±0,9 67,6±0,7 25(OH)D, нмоль/л, среднее 56,9±2,6 54,7±2,6 55,5±1,4 60,6±2,4 59,1±4,3 59,2±2,8 58, 6±14,2 56,3±2,1 57,1±1,5 ПТГ, пг/мл 36,6±3,6 44,5±4,7 41,8±3,3 38,3±2,9 45,2±3,8 42,5±2,6 36,9±2,3 44,7±3,1 42,1±2,27 Таблица 2 Распределение нормы, гиповитаминоза и стадий дефицита витамина D среди обследованного населения в зависимости от пола и места жительства Норма Гипо Дефицит витаминоз Легкий Умеренный Тяжелый М Ж М Ж М Ж М Ж М Ж Город (Уфа) N= 97 0 1 (1%) 21 (64%) 43 (67%) 12 (36%) 19 (30%) 0 (0%) 1 (1%) 0 0 (муж - 33, жен- 64) 1 (1%) 64 (66 %) 31 (32%) 1 (1%) 0 (1) 1% 32 (33%) Село (Аскинский, Бурзяновский, Или-шевский, Кугарчин-ский районы) N=78 1 (3%) 5 (10%) 23 (79%) 21 (43%) 5 (17%) 16 (33%) 0 (0%) 7 (14%) 0 0 6 (8%) 44 (56%) 21 (27%) 7 (9%) 0 7 (9%) (муж - 29, жен - 49) 28 (36 %) Всего (город+село) N=175 1 (2%) 6 (5%) 44 (71%) 64 (57%) Г- 2( 35 (31%) 0 (0%) 8 (7%) 0 (0%) 0 (0%) (муж - 62, жен - 113) 7 (4%) 108 (62%) 52(30%) 8 (5%) 0 8 (5%) 60 (34%) Таблица 3 Показатели уровня витамина Д и паратгормона в зависимости от возраста у городских жителей, (М±m) Возрастные группы Городские жители Количество обследованных средний возраст, лет Уровень 25(оН) D (нмоль/л) Уровень паратгормона (нг/мл) муж жен всего муж Жен всего муж жен всего муж жен всего 50-59 12 10 22 54,4±0,5 55,5±0,5 54,3±0,5 64,2±3,0 68,0±4,5 64,4±3,1 34,3±3,3 40,1±3,5 34,4±3,4 60-69 11 14 25 63,1±0,8 64,1±0,9 63,9±0,6 60,1±4,4 53,8±2,0 56,6±2,5 38,7±4,8 32,9±3,8 33,2±2,8 70-79 8 35 43 73,9±1,0 74,5±0,4 74,5±0,4 53,9±3,9 52,6±2,0 52,6±1,8 35,0±8,8 50,7±8,2 48,1±7,2 80 и старше 2 5 7 87,5±1,5 84,0±1,2 85,2±1,3 27,1±1,1 45,6±7,7 36,4±5,9 73,2±3,2 42,4±7,7 55,6±7,6 Всего 33 64 97 63,7±1,8 70,0±1,1 67,9±1,0 56,9±2,6 54,7±1,6 55,5±1,4 36,6±3,6 44,5 ±4,7 41,8±3,3 Таблица 4 Показатели уровня витамина Д и паратгормона в зависимости от возраста у сельских жителей, (Міга) Возрастные группы сельские жители Количество обследованных средний возраст, лет Уровень 25(оН) D (нмоль/л) Уровень паратгормона (нг/мл) муж жен всего муж Жен всего муж жен всего муж жен всего 50-59 7 13 20 54,1±1,2 53,8±0,6 53,9±0,6 65,6±8,4 84,6±8,1 78,0±6,2 39,9±7,6 40,1±4,0 40,1±3,6 60-69 13 12 25 64,9±0,8 64,3±0,8 64,6±0,6 61,0±2,3 69,6±7,1 65,1±3,6 36,5±3,8 31,7±2,0 34,2±2,2 70-79 9 16 25 73,1±1,1 76,1±0,6 75,0±0,6 56,1±2,9 45,4±4,3 49,2±3,1 39,6±5,5 51,0±7,0 46,9±5,0 80 и старше 0 8 8 - 84,3±0,8 84,3±0,8 - 24,5±2,0 24,6±2,0 - 61,1±14,9 61,2±15,0 Всего 29 49 78 64,9±1,4 68,3±1,6 67,2±1,2 60,6±2,4 58,3±4,3 59,2±2,8 38,3±2,9 45,0±3,7 42,5±2,6 8 № 1/2015 Остеопороз и остеопатии ВЫВОДЫ Обобщая полученные результаты, можно сделать следующие выводы: 1. Старшие возрастные группы населения республики Башкортостан даже в период максимальной инсоляции характеризуются высокой частотой гиповитаминоза и дефицита витамина D. 2. Уровень витамина D и ПТГ в период максимальной инсоляции не зависит от пола. 3. Уровень витамина D и ПТГ в период максимальной инсоляции не различается у сельского и городского населения. 4. В период максимальной инсоляции по сравнению с период минимальной инсоляции усиливается отрицательная корреляционная зависимость между уровнем витамина D и возрастом пациентов и сохраняется отрицательная корреляционная связь между уровнями витамина D и ПТГ. Рис. 1. Уровень витамина D у жителей республики Башкортостан в периоды минимальной (1) и максимальной (2) инсоляции ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ 5. В период максимальной инсоляции происходит повышение уровня витамина D у лиц старше 50 лет по сравнению с периодом минимальной инсоляции, при этом у жителей сельской местности оно выражено сильнее. В целом полученные результаты свидетельствуют, что проблема дефицита витамина D у лиц старшего возраста сохраняется даже в период максимальной инсоляции, что делает необходимым разработку круглогодичных профилактических и лечебных программ в этом направлении.

Список литературы

1. Шварц Г.Я. Витамин Д и Д-гормон. - М.: Анахарсис. -2005. - 152 с.

2. Захарова И.Н., Дмитриева Ю.А., Яблочкова С.В., Евсеева Е.А. Недостаточность и дефицит витамина D: что нового? Вопросы современной педиатрии. - 2014. - 13. - № 1. - С. 134-140.

3. Bikle D. Nonclassic actions of Vitamin D. J Clin Endocrinol Metab. - 2009. - 94. - P. 26-34.

4. Беневоленская Л.И. Клинические рекомендации. Остеопороз. Диагностика, профилактика и лечение / под общ. ред. Л.И. Беневоленской, О.М. Лесняк. - М.: ГЭОТАР-Медиа. -2009. - 176 с.

5. Zittermann A., Prokop S. The role of vitamin D for cardiovascular disease and overall mortality. Adv Exp Med Biol. -2014. - 810. - P. 106-119.

6. Prasad P., Kochhar A. Interplay of vitamin D and metabolic syndrome: Areview. Diabetes Metab Syndr. - 2015. - doi: 10.1016/j.dsx.2015.02.014.

7. Zipitis C.S., Akobeng A.K. Vitamin D supplementation in early childhood and meta-analysis and risk of type I diabetes: a systematic review. Arch Dis Child. - 2008. - Vol. 93. - P. 512-517.

8. Lucas R.M., Gorman S., Geldenhuys S., et al. Vitamin D and immunity. F1000Prime Rep. - 2014. - 6. doi: 10.12703/P6-118.

9. Tamblyn J.A., Hewison M., Wagner C.L., et al. Immunological role of vitamin D at the maternal-fetal interface. J Endocrinol. - 2015. -224. - P. 107-121.

10. Бахтиярова С.А., Лесняк О.М. Дефицит витамина D среди пожилых людей. Общая врачебная практика. - 2004. -№ 1. - C. 26-32.

11. Шилин Д.Е., Осипова Т.А., Костина Л.В., и др. Дефицит витамина D в Москве - межсезонный фактор риска остео-пороза и падений «без пола и возраста». Остеопороз и остеопатии. - 2010. - № 1. - Тезисы IV Российского конгресса по осте-опорозу. - Санкт-Петербург, 26 - 29 сентября 2010 г. - C. 37.

12. Janssen H.C., Samson M.M., Verhaar H.J. Vitamin D deficiency, muscle function, and falls in elderly people. Am J Clin Nutr. - 2002. -75. P. 611-615.

13. Нурлыгаянов Р.З., Сыртланова Э.Р. Распространенность дефицита витамина D у лиц старше 50 лет, постоянно проживающих в республике Башкортостан, в период минимальной инсоляции. Остеопороз и остеопатии. - 2012. - № 3. - С. 7-9.


Об авторах

Р З Нурлыгаянов
ГБУЗ Городская клиническая больница № 21 г. Уфа
к.м.н., член РАПО, врач травматолог-ортопед высшей категории, травматологическое отделение


Э Р Сыртланов
Министерство здравоохранения Республики Башкортостан
д.м.н., заместитель министра


Т Б Минасов
БГМУ
д.м.н., профессор кафедры травматологии и ортопедии с курсом ИПО


И В Борисов
ОКБ на станции Уфа ОАО РЖД
к.м.н., заместитель главного врача


Для цитирования:


Нурлыгаянов Р.З., Сыртланов Э.Р., Минасов Т.Б., Борисов И.В. УРОВЕНЬ ВИТАМИНА D У ЛИЦ СТАРШЕ 50 ЛЕТ, ПОСТОЯННО ПРОЖИВАЮЩИХ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН, В ПЕРИОД МАКСИМАЛЬНОЙ ИНСОЛЯЦИИ. Остеопороз и остеопатии. 2015;18(1):7-9. https://doi.org/10.14341/osteo201517-9

For citation:


Nurlygayanov R.Z., Syrtlanov E.R., Minasov T.B., Borisov I.V. THE LEVEL OF VITAMIN D IN PEOPLE OLDER THAN 50 YEARS RESIDING IN THE REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN IN THE PERIOD OF MAXIMUM INSOLATION. Osteoporosis and Bone Diseases. 2015;18(1):7-9. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/osteo201517-9

Просмотров: 90


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-2680 (Print)
ISSN 2311-0716 (Online)