Preview

Остеопороз и остеопатии

Расширенный поиск
Том 21, № 2 (2018)
https://doi.org/10.14341/osteo20182

Оригинальное исследование 

4-11 356
Аннотация

Обоснование: современные методики оценки рисков переломов и количественное определение минеральной плотности костной ткани являются общепризнанными, широко используемыми способами, однако они имеют ряд существенных ограничений и недостатков для краткосрочной динамической оценки процессов ремоделирования костной ткани у больных ревматоидным артритом с низкой минеральной плотностью костной ткани (МПКТ). В связи с этим, поиск и оценка применимости маркеров резорбции костной ткани остается актуальной задачей.


Цель: сравнить антирезорбтивную (АрТ) активность деносумаба и алендроновой кислоты у пациентов с ревматоидным артритом (РА) и остеопорозом (ОП), используя в качестве костных маркеров (КМ) уровень С-концевого телопептида коллагена (β-CTX) и остеокальцина (ОК) в сыворотке крови.


Методы: в исследовании приняли участие 42 пациента (16 больным проведено лечение деносумабом, 13 пациентов получали алендроновую кислоту, 13 человек составили контрольную группу). Всем участникам исследования проводилось количественное определение β-CTX и ОК на первом визите и через 3 месяца, двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия (DXA – Dual-Energy X-ray Absorptiometry) однократно и определялся 10-летний абсолютный риск основных остеопоротических переломов по алгоритму FRAX.


Результаты: в группе больных РА, получавших деносумаб, отмечено достоверное снижение уровня β-CTX на 16% (медиана 861,6 пг/мл против 724,6 пг/мл, p=0,049) и ОК на 39% (медиана 13,9 против 8,49, p=0,047) через 3 месяца от начала терапии. В группе больных, получавших алендроновую кислоту, также отмечалось снижение β-CTX (медиана 858,9 пг/мл против 821,8 пг/мл) и остеокальцина (медиана 14,8 нг/мл против 13,9 нг/мл), не достигшее, однако, статистической значимости.


Заключение: деносумаб показал более выраженную АрТ активность по сравнению с БФ, при этом она достоверно регистрировалась уже через 3 месяца от начала лечения.

12-22 376
Аннотация

Обоснование: на начальных стадиях хронической болезни почек (ХБП) основным патогенетическим звеном минерально-костных нарушений является снижение концентрации кальцитриола. Поддержание уровня витамина D и паратиреоидного гормона в пределах целевых значений снижает частоту развития сердечно-сосудистых, костных и почечных осложнений.


Цель: оценить эффективность нативных препаратов витамина D и селективного агониста рецепторов витамина D в коррекции вторичного гиперпаратиреоза (ВГПТ) у пациентов с ХБП 2-4 стадии в реальной клинической практике.


Методы: обсервационное проспективное исследование для выявления эффективности и безопасности коррекции ВГПТ у 54 пациентов с ХБП. Первый этап (16 недель) – компенсация субоптимальных уровней 25-гидроксикальциферола (25(ОН)D); при сохранении ВГПТ – продление терапии до 24 недель. Второй этап (16 недель) – лечение колекальциферол-резистентного ВГПТ сочетанием колекальциферола с парикальцитолом. Всем пациентам определялись уровни 25(OH)D, общего кальция, альбумина, фосфора, креатинина крови, паратиреоидного гормона (ПТГ) и суточной экскреции кальция.


Результаты: через 8 недель терапии колекальциферолом в насыщающей дозе дефицит 25(ОН)D был компенсирован, однако у 78% пациентов сохранялся ВГПТ. Через 16 недель терапии ПТГ снизился значительно, однако достоверно только у пациентов с ХБП 2 (на 19,2%, р <0,01) и 3 (на 31%, р <0,05) стадии, в отличие от ХБП 4 стадии (на 17%, р >0,05). ВГПТ сохранялся у 17 пациентов (31,5%). Через 24 недель терапии нормализация ПТГ выявлена у всех пациентов с ХБП 2-й, у 15 (79%) – 3-й и только у 9 (50%) – 4-й стадии. Терапия колекальциферолом не оказала отрицательного влияния на уровень креатинина, кальция, фосфора сыворотки крови и суточной экскреции кальция.


Через 24 недель у пациентов с колекальциферол-резистентным ВГПТ (n=13) начата комбинированная терапия колекальциферолом и парикальцитолом. Уровень ПТГ снизился с исходного 149.1 ± 13.4 пг/мл до 118.2 ± 14.1 пг/мл через 8 недель, и до 93.1 ± 9.7 пг/мл (р < 0,05) через 16 недель терапии без эпизодов гиперкальциемии, гиперфосфатемии и гиперкальциурии. Компенсация ВГПТ достигнута у всех пациентов с 3-й и у 8 из 9 пациентов с 4-й стадией ХБП. Некомпенсированный пациент нуждался в увеличении дозы парикальцитола.


Заключение: данные литературы и собственный опыт указывают важность коррекции дефицита витамина D с целью профилактики или нормализации повышенных концентраций ПТГ на ранних стадиях, поскольку существуют ограничения эффективности нативных форм на поздних стадиях ХБП. Колекальциферол-резистентный ВГПТ хорошо компенсируется сочетанием колекальциферола и парикальцитола.

Научный обзор 

23-29 362
Аннотация

Первичный гиперпаратиреоз (ПГПТ) в подавляющем большинстве случаев является спорадическим заболеванием. Наследственные формы ПГПТ встречаются значительно реже, однако представляют особый интерес, поскольку позволяют глубже понять патогенез развития новообразований околощитовидных желез в целом. К наследственным формам ПГПТ относят: синдром множественных эндокринных неоплазий 1 типа (МЭН-1), 2А типа (МЭН-2А), 4 типа (МЭН-4), синдром гиперпаратиреоза с опухолью челюсти (hyperparathyroidism-jaw tumour syndrome, HPT-JT), варианты семейной гипокальциурической гиперкальциемии (familial hypocalciuric hypercalcemia, FHH) и семейный изолированный гиперпаратиреоз (familial isolated hyperparathyroidism, FIHP). Мутации в генах MEN1, RET, CDKN1B, CDC73приводят к развитию МЭН-1, МЭН-2А, МЭН-4, HPT-JT, соответственно. Варианты FHH обусловлены мутациями в генах CASR, AP2S1, GNA11. Ген(ы), ответственные за развитие большинства случаев FIHP, до сих пор неизвестны.


Выявление наследственной природы ПГПТ важно как для пациента, так и для его родственников первой линии родства, поскольку позволяет определить необходимость скрининга для выявления других компонентов синдромов, в ряде случаев определяет объем операции по поводу ПГПТ, а также риск развития заболевания у потомков.


В статье представлены данные об особенностях наследственных синдромов, в рамках которых возникает ПГПТ, а также характерные особенности ПГПТ в рамках этих синдромов.

30-35 303
Аннотация

Паратиреоидный гормон (ПТГ) регулирует поддержание концентрации кальция в сыворотке в узких пределах посредством прямого воздействия на кости, почки и косвенно за счет влияния на желудочно-кишечный тракт, также регулирует метаболизм фосфора. В ответ на снижение сывороточного кальция и витамина D развивается вторичный гиперпаратиреоз, что приводит к повышению костной резорбции. Однако далеко не во всех случаях недостаточности (или дефицита) витамина D или гипокальциемии наблюдается повышение паратгормона выше референсных значений. Супрессированный или неадекватно нормальный ПТГ при этих состояниях обозначается как функциональный гипопаратиреоз. Для объяснения функционального гипопаратиреоза предлагаются различные теории: дефицит магния, кишечный кальцистат, более низкие референсные значения для ПТГ плазмы, по сравнению с теми, которые в настоящее время предоставляются изготовителем диагностических наборов, биологические вариации витамин D-связующего протеина. Однако в настоящее время ни одна из них не является общепринятой. Клиническое значение функционального гипопаратиреоза может заключаться в том, что недостаточность витамина D, гипокальциемия, гипомагниемия связаны с риском перелома независимо от ПТГ.

Клинический случай (или краткое сообщение) 

36-40 577
Аннотация

Гипопаратиреоз представляет собой редкое эндокринное заболевание, характеризующееся недостаточностью паратгормона (ПТГ), развитием гипокальциемии и нарушением ремоделирования костной ткани.


Целью лечения является нормализация показателей фосфорно-кальциевого обмена и нивелирование клинических проявлений. Традиционная схема терапии заболевания включает применение препаратов кальция и витамина D, в дозах необходимых для поддержания уровня кальция на нижней границе референсного интервала.


Однако лечение гипопаратиреоза в случае трудно корригируемой гипокальциемии представляет определенные сложности для врача-клинициста. Вместе с тем, компенсация заболевания необходима для предотвращения внекостной кальцификации. Ежедневные подкожные инъекции ПТГ (1–84) и ПТГ (1–34) патогенетически обоснованы для заместительной терапии гипопаратиреоза. Однако использование препаратов ПТГ должно быть ограничено группой пациентов, у которых не удается достичь компенсации заболевания на фоне терапии препаратами витамина D и кальция.


В данной статье описывается клинический случай идиопатического гипопаратиреоза с выраженной клинической картиной на фоне трудно корригируемой гипокальциемии, осложненный синдромом Фара. Идиопатический гипопаратиреоз является следствием аутоиммуной деструкции паратощитовидных желез и выставляется путем исключения всех известных причин гипопаратиреоза.


Лечение терипаратидом позволило снизить дозы препаратов кальция и витамина D и достичь компенсации заболевания.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-2680 (Print)
ISSN 2311-0716 (Online)